Аналитика

Айрат Камалов: «Мы ищем таланты!»

8 Октября 2015

Айрат Камалов: «Мы ищем таланты!»

«Тимер Банк» предлагает малому и среднему бизнесу активно занимать освобождающиеся ниши на внутреннем рынке

Россия — не единственная страна, столкнувшаяся с трудностями в экономике. Большинство государств в мире ощущают недостаток инвестиций из-за колебаний курсов и стоимости товаров. Чтобы повлиять на ситуацию, правительство планирует применить очередную правку контрактной системы, чтобы устранить барьеры для экономической активности. Почему «импортозамещение» — хорошая возможность для малого и среднего бизнеса заявить о себе, а также за счет чего Татарстану удается сохранить положительную динамику, несмотря на кризис, рассказал председатель правления ПАО «Тимер Банк» Айрат Камалов.

«КРЕДИТОРЫ, КАК И ЗАЕМЩИКИ, НЕ ХОТЯТ РИСКОВАТЬ»

— Айрат Айдарович, бытует мнение, что модели экономического роста развивающихся стран, к коим относится и Россия, сегодня уже не работают, вы с этим согласны?

— Если отойти от эмоционального восприятия ситуации, можно заметить, что даже в нынешней, непростой для России ситуации есть возможности для роста. Например, посмотрите, насколько ослабление нашей отечественной валюты помогает делать наши товары и услуги более доступными для мирового рынка. Но когда мы ничего не производим на экспорт, кроме сырья, мы не можем воспользоваться своими преимуществами.

Да, сегодня ни один из трех возможных источников роста ВВП нашей страны — экспорт, государственные и частные расходы на внутреннем рынке — не достаточен для ощутимого роста ВВП. Общее снижение темпов роста мировой торговли и связанное с этим снижение цен на сырье ударили по экспорту. Госрасходы низки из-за того, что многие государства слишком боятся смягчать фискальную политику, опасаясь потери способности обслуживать суверенный долг на фоне смутных перспектив притока капитала. А частные расходы ограничены тем, что бум на кредитных рынках многих стран уже закончился — кредиторы, как, впрочем, и заемщики не хотят рисковать.

За примером далеко ходить не нужно — посмотрите на сытые нулевые в России, кредитный и импортный бум, сформировавшие эпоху потребления... Кризис ситуацию изменил, к примеру, в розничном кредитовании в России в первом полугодии объем кредитов планомерно сокращался, в результате даже с учетом незначительного роста в июле- августе общее падение за 8 месяцев составило 5 процентов против роста на 10 процентов в январе-августе 2014 года...

Все эти факторы объясняют снижение среднего темпа роста ВВП в целом развивающихся стран — ожидается, что по итогам этого года он должен опуститься ниже 4 процентов впервые с 2001 года. Так что Россия — не единственная страна, столкнувшаяся с трудностями в экономике.

— За счет чего можно бороться с кризисом?

— Бороться с кризисом можно и нужно не только «чисткой» государственных финансов, но и реформами. Но после почти двух десятилетий финансовых кризисов, с которыми развивающиеся страны столкнулись в 80 — 90-х годах, большинство из них стали «лечить» именно государственные финансы: сокращался долг по отношению к ВВП, объем долларового долга, накапливались валютные резервы и продлевались сроки погашения выпускаемых гособлигаций. Результат получился впечатляющим: средний объем госдолга в развивающихся странах сократился с более чем 60 процентов ВВП в начале 2000-х годов до чуть более 40 процентов на сегодняшний день.

Однако ситуация в мировой экономике изменилась. И сегодня очевидно, что сильный баланс — недостаточное условие для обеспечения стабильного роста экономик развивающихся стран. Необходимо еще и благоприятный деловой климат создать, благоприятный настолько, чтобы он поддерживал иррациональное начало, формирующее у предпринимателей доверие и спонтанно возникающую решимость действовать. Необходимо наращивать объемы привлекаемых прямых иностранных инвестиций.

«ХОЧЕТСЯ ВЕРИТЬ, ЧТО ПОПРАВКИ В ЗАКОН ИСКОРЕНЯТ КОРРУПЦИЮ»

— В теории да. А на практике по итогам первого полугодия в России сократился объем прямых иностранных инвестиций...

— Конечно, у этого есть и политические причины, и экономические. Но снижение объемов инвестиций наблюдается не только в нашей стране. Сокращение вложений в новые проекты — ситуация, характерная в целом для развивающихся стран. По данным fDi Markets, капиталовложения в проекты, реализуемые с нуля, сократились в первом полугодии по сравнению с аналогичным периодом 2014 года в 97 из 154 развивающихся стран. О полной заморозке притока прямых иностранных инвестиций в развивающиеся страны речи не идет. К примеру, в дружественном России Казахстане вложения в новые проекты подскочили на 258,8 процента до 2,51 миллиарда1 долларов. Из крупных стран впечатляющий результат показала Индия: прирост на 149 процентов до 30,6 миллиарда2 долларов.

Россия же, увы, привлекла от иностранных компаний, немногим больше средств, чем тот же Казахстан, — 2,806 миллиарда3 долларов, но динамика инвестиций была противоположной: они по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократились на 46,1 процента. Сказались спад в экономике, ухудшение делового климата, обвал рубля, санкции.

— В правительстве много говорили о том, что санкции — шанс на реформирование экономики, возможность ухода от сырьевой модели.

— Что мы сегодня наблюдаем со стороны российского правительства? Идет вполне активная работа с пожеланиями бизнеса. К примеру, очередная правка контрактной системы — попытка устранить барьеры для экономической активности и препятствия для развития рынков различных видов продукции — то, что называется модным словом «импортозамещение». Сейчас минэкономразвития предлагает ограничить сроки расчетов по госконтрактам 30 днями, соответствующие поправки в закон о контрактной системе размещены на сайте regulation.gov.ru.

— Вы согласны с необходимостью внесения поправок?

— Да. Сегодня сроки расчетов неоправданно затягиваются — ничто не мешает заключить контракт на поставку в апреле, а рассчитаться через несколько месяцев. Пока что срок оплаты ограничен только для закупок у малого и среднего бизнеса. Бизнес просит распространить 30-дневный срок и на госкомпании, и на госучреждения.

— Что это изменит?

— По нашему опыту работы с бизнесом могу сказать, что госзаказчики зачастую пользуются отсутствием ограничений. К примеру, связанным с чиновниками поставщикам могут заплатить сразу, а других поставить в очередь. Не имея денег, госзаказчик не может проводить закупку, но часто используется коррупционная схема: заказчик вымогает у поставщика деньги за ускорение взаиморасчетов. Хочется надеяться, что поправки искоренят схему.

— Вы верите в импортозамещение?

— А почему нет? Раз уж страна оказалась в такой ситуации, надо ее максимально использовать. Вот таможенная служба на днях отчиталась: импорт товаров в РФ из стран дальнего зарубежья за 8 месяцев 2015 года сократился на 39 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 103,9 миллиарда4 долларов. Это значит, что процесс уже пошел и потребители хотят видеть на полках товары отечественных производителей. Банки ищут таких производителей — это, не побоюсь сравнения, герои нашего времени. Если предприниматель увидел нишу и сумел ею воспользоваться — это не только патриотизм, но и талант, мы такие таланты ищем. «Тимер Банк» выдал кредитов бизнесу на 10 миллиардов рублей на 10 лет не для того чтобы «переждать шторм в бункере». Специфика времени: основной партнер для бизнеса — это государство. Уже идет либерализация госзаказа в сфере малых и средних проектов. Их мы видим среди своих клиентов по получению банковской гарантии до и выше 1 миллиона рублей для участия в конкурсах по госзаказу. Так что импортозамещение — перспективная ниша.

— Вы действительно считаете, что предприниматель может заработать на импортозамещении?

— Кризис подталкивает компании замещать импортные товары и комплектующие отечественными. Но быстро перестроиться не получится: например, в обувной промышленности доля импортных компонентов колеблется от 50 до 90 процентов в зависимости от ассортимента, до 90 процентов лекарственных препаратов разработаны в других странах, и даже комплектующие для оборонной промышленности часто не производятся в России. Основной плюс малых и средних компаний — мобильность. Главный козырь — время: пока крупное предприятие, пытаясь переориентироваться на отечественное сырье, будет раскачиваться, небольшая гибкая команда решит задачу быстрее.

Ищите заказчиков, отслеживайте, в чем нуждается государство — государственные и муниципальные заказчики платят, надо этим пользоваться. Мы в начале пути — бизнес станет более прогрессивным, научится выполнять задачи на «аутсорсе» и пользоваться сервисными услугами сторонних подрядчиков. Из-за «товарных войн» и падения курса рубля российский рынок еще долго будет отпугивать иностранных игроков, так что занимать освободившиеся ниши — самое время.

— Если говорить о ведении бизнеса в Татарстане, на ваш взгляд, как сильно экономика республики устойчива к кризисным явлениям?

— Считаю, что кризис пока не сильно ударил по Татарстану. В целом экономика республики в значительной степени диверсифицирована — это повышает запас ее прочности. В отдельных сегментах, к примеру, в автомобилестроении, есть спад, но в ключевых секторах — в нефтедобыче, нефтехимии — динамика положительная. Общая макроэкономическая ситуация в Татарстане складывается лучше, чем в целом по России. К примеру, индекс промпроизводства за 7 месяцев в РТ составил 99,4 процента, тогда как по РФ — 97. Это серьезный показатель стабильности нашей республики, а значит, и дополнительный фактор для уверенности для всех предпринимателей которые в ней работают. Предприниматели — это особая порода людей, которые достигают серьезных результатов именно за счет своей активности, в какой бы сфере они ни работали бы. И поэтому сейчас лучшее время, чтобы действовать!

1 157,25 млрд. рублей.
2 1,92 трлн. рублей.
3 175,8 млрд. рублей.
4 6,5 трлн. рублей.

Источник: БИЗНЕС ONLINE

Онлайн консультант

Онлайн консультант

Войти в чат

Онлайн консультант

Авторизация...
Отправить